Внешняя политика России после Февральской революции. Сборник документов.

Уважаемые читатели! По техническим причинам временно отключена возможность загрузки изданий в формате PDF из фондов РГБ.

Обновлено: 31.10.2017

Павел Николаевич Милюков (1859 – 1943). Министр иностранных дел Временного правительства России (2 (15) марта — 5 (18) мая 1917 года).  
Милюков Николай Павлович,
министр Иностранных дел в первом составе Временного Правительства


Михаил Иванович Терещенко (1886 – 1956). Министр иностранных дел Временного правительства России (5 (18) мая — 25 октября (7 ноября) 1917 года).
Терещенко Михаил Иванович, 
министр Иностранных дел во втором – четвертом составах Временного Правительства

Февральская революция 1917 г. привела к свержению самодержавия в России. В ночь на 15 марта в результате переговоров руководства Петроградского Совета рабочих депутатов и Временного комитета Государственной думы было образовано Временное правительство. Николай II отрекся от престола в пользу великого князя Михаила, а уже 16 марта последовало отречение великого князя. В тот же день была опубликована декларация о программе и составе Временного правительства. Пост министра иностранных дел получил депутат Государственной думы, лидер конституционных демократов Павел Николаевич Милюков. Он обладал обширными познаниями в области истории международных отношений и современной ему внешней политики, был лично знаком со многими российскими и иностранными дипломатами. Современники писали: "Гораздо меньше известно о том, что Милюков не только политик, он прежде всего замечательный историк. Лишь острота ситуации в России вынуждает его, как истинного патриота, заняться политикой, к сожалению, не всегда с большой пользой для государства".

16 марта руководящие чиновники царского Министерства иностранных дел, не работавшего в связи с революционными событиями в Петрограде, получили предписание явиться на службу к 12 часам следующего дня. Форма одежды - пиджаки, а не парадные мундиры. 17 марта Милюков вступил в управление министерством. Сначала он встретился с товарищами министра - Нератовым и Половцовым, затем были приглашены начальники отделов и директора департаментов. Новый министр иностранных дел произнес речь, в которой просил сотрудничества со стороны присутствующих. Вслед за этим последовало указание о вызове на службу всех остальных чиновников.

В тот же день Временное правительство обратилось к союзным и нейтральным странам с просьбой о признании. В телеграммах российским дипломатическим представителям за рубежом Милюков подтверждал верность России всем международным обязательствам, принятым на себя "павшим режимом". Союзники заверялись в решимости России вместе с другими державами Антанты "сражаться с общим врагом до конца, непоколебимо и неутомимо". Временное правительство было юридически признано союзными и нейтральными странами. Милюков тогда заявил: "Наш внешнеполитический курс будет направлен на единение с союзниками по Антанте и войну с Германией, невзирая ни на какие жертвы. Мой младший сын добровольцем ушел на фронт и погиб. Поэтому я - за войну до победного конца".

Преемственность характера и главных целей внешней политики Временного правительства определила и бережное отношение его к аппарату царского МИДа. Позднее Милюков напишет, что ценил заведенную машину с точки зрения техники и традиций и ставил себе в заслугу, что был единственным из министров, который не уволил никого из служащих. А внешнеполитический курс он обозначил так: "Предоставляя воле народа в тесном единении с союзниками окончательно решить все вопросы, связанные с мировой войной, Временное правительство считает своим правом и долгом заявлять, что цель свободной России - не господство над другими народами, не отнятие у них их национального достояния, не насильственный захват чужих территорий, но утверждение прочного мира на основе самоопределения народов".

Вскоре Временное правительство всерьез рассчитывало обновить состав российских представителей за границей. Одними из первых вынуждены были уйти в отставку посланники в Лиссабоне и Копенгагене - Боткин и Буксгевден, а также поверенный в делах в Берне Бибиков. Послу в Испании князю Кудашеву также предложили подать в отставку. Ключевые дипломатические посты в союзных и нейтральных державах правительство доверило не профессиональным дипломатам, а представителям "политической общественности", лояльным к республиканской власти в России.

Между тем либеральные взгляды некоторых дипломатов Временного правительства существенно изменились после февраля 1917 г. под влиянием политической нестабильности в России, в том числе и вследствие корниловского мятежа. В частности, Неклюдов под впечатлением ликвидации государственного переворота, послал незашифрованную телеграмму Керенскому, в которой упрекнул его в том, что он губит Россию, и заявил о своей отставке.

В дипломатические и консульские представительства были направлены циркулярные телеграммы, предписывавшие устранить из "наименования заграничных установлений прилагательное "императорское", гербовые щиты заменить плакатами с исправленным наименованием установления", а также использовать временные печати без герба и заготовить национальные флаги без герба. В старых бланках паспортов предлагалось зачеркивать крестом герб и слова "империя", "императорский". Формулировка "по указу Его Императорского Величества" во всех случаях заменялась на новую - "по уполномочию Временного российского правительства". Разрешалось "надевать ведомственный мундир и ордена", однако было запрещено носить придворные мундиры.

Намеченные и отчасти осуществленные при Милюкове перемены в составе заграничного представительства касались преимущественно постов в малых монархических странах. При правительствах великих держав были сохранены дипломаты царского времени, за исключением посла в США Бахметева, ушедшего в отставку по собственному желанию в знак несогласия с внутренней политикой Временного правительства.

После Февральской революции сфера деятельности российских дипломатических ведомств значительно расширилась. С одной стороны, они должны были установить и укрепить дипломатические отношения между новой властью в России и иностранными правительствами, а с другой - принять меры к обеспечению беспрепятственного возвращения на родину политических эмигрантов. На посольства в столицах союзных держав легла неофициальная обязанность "объединить, примирить и направить" русские колонии, внутри которых господствовали монархические настроения. Ранее отчужденные от соотечественников за границей, посольства начали сотрудничать с "эмигрантскими комитетами", образованными в Лондоне, Париже, Риме, Берне. Своеобразным центром политической реэмиграции, куда стекались русские граждане из европейских стран и Америки, стало российские посольство в Лондоне, которому Временное правительство выделило кредит на нужды эмигрантов.

Апрельский кризис, приведший к смене правительства, возник на почве конфликта по вопросам внешней политики. Непосредственным поводом послужила нота Милюкова союзным правительствам, сопровождавшая декларацию Временного правительства от 9 апреля. В правительственной декларации наряду с подтверждением верности обязательствам перед союзниками говорилось, что "цель свободной России - не господство над другими народами, не отнятие у них национального достояния, не насильственный захват чужих территорий, но утверждение прочного мира на основе самоопределения народов". Опасаясь ухудшить отношения с западными державами, Милюков согласился передать декларацию союзникам, но при этом сопроводить ее нотой, разъясняющей намерения русского правительства. В ней подчеркивалось "стремление довести мировую войну до решительной победы", а также выражалась уверенность, что "передовые демократии найдут способ добиться тех гарантий и санкций, которые необходимы для предупреждения новых кровавых столкновений в будущем". "Нота Милюкова", опубликованная в столичных газетах, вызвала многочисленные демонстрации протеста и привела к политическому кризису. Его тут же назвали "Милюковым-Дарданелльским", и 15 мая он подал в отставку. Свою политическую деятельность он продолжал в качестве председателя ЦК кадетской партии. Участвовал в работе временного комитета Государственной думы и исполкомов Совета рабочих и солдатских и Совета крестьянских депутатов, где заявил, что "Советы должны сойти с политической арены, если они не могут творить государственное дело". Милюков писал о тех днях: "Конечно, я признаю некоторые достижения Советов, к примеру ликвидацию помещичьего землевладения. Но в то же время я знаю, что они доведут Россию до полного краха..."

Отстаивая идею державности, Милюков был готов поддержать даже своих идеологических противников, если они способствуют воплощению этой идеи в жизнь. Во время зимней войны он занял сторону СССР, заявив: "Мне жаль финнов, но я за Выборгскую губернию". В канун Второй мировой войны Милюков утверждал, что "в случае войны эмиграция должна быть безоговорочно на стороне своей родины". Ненавидя фашизм, Милюков мучился судьбой Франции и переживал за Россию. В 1943-м писал, что за разрушительной стороной русской революции нельзя не видеть ее творческих достижений в укреплении государственности, экономики, армии, управления, и даже находил, что "в народе пробудилось чувство независимости и достоинства".

В новом коалиционном правительстве пост министра иностранных дел получил миллионер, крупный землевладелец и сахарозаводчик Михаил Иванович Терещенко. После начала Первой мировой войны он активно работал в Российском обществе Красного Креста, занимаясь созданием госпиталей. В июне 1915 года по его предложению был создан Киевский военно-промышленный комитет. Терещенко стал его первым председателем и одновременно одним из лидеров аналогичного Всероссийского комитета.

Несмотря на неожиданное назначение, с возложенной задачей Терещенко справлялся. В то же время управляющий делами Временного правительства Владимир Набоков писал, что карьера Терещенко стала для него большой неожиданностью: "Сперва я даже не хотел верить, что речь идет о том блестящем молодом человеке, который за несколько лет до того появился на петербургском горизонте, стал известен как страстный меломан и покровитель искусства, а с начала войны, благодаря своему колоссальному богатству и связям, сделался видным деятелем в Красном Кресте. До сих пор я точно не знаю, кто выставил его кандидатуру... Я помню, что когда ему приходилось докладывать Временному правительству, его доклады всегда были очень ясными, не растянутыми, а, напротив, сжатыми и прекрасно изложенными... В июле и августе он вместе с Некрасовым и Керенским составлял триумвират, направляющий всю политику Временного правительства". Впрочем, мнение Набокова разделяли далеко не все. К примеру, небезызвестный Василий Шульгин считал Михаила Ивановича классическим образцом революционного мифа о "гениальных спасителях России", которые попали в правительство лишь благодаря случайности...

11 октября 1917 года на заседании правительства вместо формулы "война до победного конца" выдвинул другую - "война до боеспособности армии". Временное правительство поручило ему выступить в парламенте с заявлением, что оно действует в полном согласии с союзными державами. Доклад Терещенко о внешней политике 16 октября не встретил одобрения ни в одной из фракций парламента, а все газеты, в том числе и правые, подвергли его выступление критике как совершенно неопределённое и неудовлетворительное.

Временное правительство продолжало свою деятельность вплоть до Октябрьской революции. 7 ноября Военно-революционный комитет объявил о том, что Временное правительство низложено. Министры Временного были арестованы в Малахитовом зале Зимнего дворца. Чиновники Министерства иностранных дел, не желавшие сотрудничать с Советской властью, были уволены в конце ноября 1917 г.

 

Источник : Официальный сайт Министерства иностранных дел Российской Федерации

 

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловіе

Воззваніе Временнаго Правительства

Заявленіе министра иностранныхъ дѣлъ П. Н. Милюкова

Заявленіе П. Н. Милюкова представителямъ французской печати

Отвѣтная рѣчь П. Н: Милюкова на заявленіе пословъ

Телеграмма А. Ф. Керенскаго Жюлю Геду

Обращеніе петроградскаго Совѣта Рабочихъ и Солдатскихъ Депутатовъ къ народамъ всего міра

А. Ф. Керенскій объ отказѣ отъ Константинополя

Отвѣтная рѣчь П. Н. Милюкова на привѣтствіе пословъ японского, бельгийского, португальского, сербского и румынского

П. Н. Милюковъ о цѣляхъ войны

Министръ путей сообщенія Н. В. Некрасовъ о предыдущей бесѣдѣ

А. Ф. Керенскій о рѣчи Давида въ германскомъ рейхстагѣ

Заявленіе Временнаго Правительства о военномъ положеніи и цѣляхъ войны 27 марта

А. Ф. Керенскій о цѣляхъ войны

Резолюція совѣщанія Совѣта Рабочихъ и Солдатскихъ Депутатовъ о цѣлях войны

Рѣчи П. Ы. Милюкова и А. Ф. Керенскаго на пріемѣ французскихъ и англійскихъ соціалистовъ

Нота союзнымъ державамъ 18 апрѣля

Разъясненіе Временнымъ Правительствомъ ноты 18 апрѣля

Заявленіе исполнительнаго комитета Совѣта Рабочихъ и Солдатксихъ Депутатовъ

Резолюція Совѣта Рабочихъ и Солдатскихъ Депутатовъ

Временное Правительство о задачахъ внѣшней политики

Обращеніе Совѣта Рабочихъ и Солдатскихъ Депутатовъ къ арміи

Воззваніе Совѣта Рабочихъ и Солдатскихъ Депутатовъ къ соціалистамъ всѣхъ странъ

Исполнительный комитетъ Совѣта, Рабочихъ и Солдатскихъ Депутатовъ о задачахъ внѣшней политики

Отставка министра иностранныхъ дѣль П. Н. Милюкова

Рѣчь П. Н. Милюкова въ частномъ засѣданіи Гос. Думы

Обсужденіе формулы «безъ аннексій и, контрибуцій» въ палатѣ общинъ. Рѣчи Сноудена, Р.Сесиля, Асквита.

Обновленное Временное Правительство о задачахъ внѣшней политики

Два заявленія П. Н. Милюкова о проливахъ

Приложенія:

Изъ деклараціи бывшаго премьера А. Ф. Трепова (заявленіе о Константинополѣ и проливахъ)

Отвѣтъ державъ согласія на ноту Вильсона

 

 


6 изданий в подборке